Рабочий и колхозница.

Скульптура и время. Рабочий и колхозница.
Скульптура В. И. Мухиной для павильона СССР на Международной выставке 1937 года в Париже.
Автор составитель Ольга Костина. Фотографии Ричарда Нейпиера.
Издательство "Советский художник". Москва 1987 год. Тираж 10 000 экз.


Альбом очень большой, в мой сканер он конечно не влезал. Сделал как смог.

Мне трудно вспомнить, как я узнал о существовании скульптуры "Рабочий и колхозница". То ли мне попадались старые открытки в лавках букинистов на набережных Сены, то ли я видел ее, листая альбомы по искусству, то ли запомнил ее на лентах киностудии "Мосфильм". Мне кажется, что я всегда знал эту скульптуру. В 1982 году я приехал в СССР для организации своей выставки. Многое в СССР мне хотелось фотографировать, но скульптура Веры Мухиной не входила в число объектов для съемки. Мой список состоял исключительно из архитектурных памятников: я никогда не снимаю людей и скульптуру. Теперь я уже должен сказать: "не снимал". Потому что, когда я увидел эту скульптуру, предельно "очеловеченную", у меня не было колебаний. Я навел объектив. Передо мной стремительно двигались два гиганта, на глазах превращаясь в архитектуру. Я понял, что ни одна из виденных мной фотографий не передала энтузиазм и воодушевление, присущее этой скульптуре. Ни в одной из виденных мной фотографий не было того, что я видел в ней. Так возникла идея будущей книги.

( + 16 фото ~ 2 мб )




Вернувшись в Париж я направился в фотоархивы, в лавки букинистов на розыски материала по парижской выставке 1937 года. Мне удалось найти немногое - открытки и фотоальбом французского фотографа Пьера Вержера воспроизводятся в этом издании - и то немногое поразило меня во второй раз. Я увидел скульптуру в том окружении, для которого она была создана, я увидел ее летящей над фонтанами, я увидел то, что ей противостояло и что с ней соседствовало, как велика была разница между ней и скульптурой других павильонов, статичной, тяжелой, обращенной в прошлое и по духу и по материалу. Я снимал скульптуру летом, осенью и весной на протяжении двух лет. Я снимал ее с разных точек, точек самых реальных, с точек, с которых она открывается прохожему, с точек, с которых мы смотрим, но не видим. Монолитная и мощная издалека, вблизи скульптура превращалась в трепетную и подвижную. Про себя я называл ее "стальные облака". С постамента мне открылись интересные, необычные точки зрения. Скульптура как бы разворачивалась передо мной, возникала последовательная цепь новых впечатлений. Мое видение скульптуры углублялось. Мне потребовалась какая-то иная точка зрения. Я хотел снимать скульптуру, приблизившись к ней максимально. Мне предоставили подъемный кран, и на "стреле" я взлетал ввысь. Я мог прикоснуться к статуе. Это был апофеоз моего восторга и желания показать скульптуру такой, какой она открылась мне. Ведь это не только символ, не только олицетворение победы над материалом, но и вдохновенное произведение искусства, над которым не властно время.
Ричард Нэйпиер.




Б.М. Иофан и В.И. Мухина за работой. 1936 год.
Б.М. Иофан. Конкурсный проект павильона СССР на Международной выставке 1937 года в Париже. 1936 год.
Подготовительные рисунки В.И. Мухиной к скульптуре "Рабочий и колхозница". 1936 год.




Проекты скульпторов Андреева, Манизера и Шадра (слева направо).



Проект Иофана. Павильон СССР на Международной выставке 1937 года в Париже.


Монтаж скульптурной группы в Париже. Серп и молот над Эйфелевой башней. 1937.
Монтаж скульптурной группы в Москве 1936-1937


Скульптурная группа "Рабочий и колхозница" вздымается над фонтанами садов Трокадеро. Париж, 1937.
Монтаж скульптурной группы в Париже.
Павильон СССР ночью.



Виды на павильон СССР




По теме:
ВДНХ СССР

 
года Статуя Свободы